Неполиткорректный виртуал (pascendi) wrote,
Неполиткорректный виртуал
pascendi

О власти и силовых структурах

На Эхе Москвы прошла вчера, на мой взгляд, самая интересная передача за последний год: http://echo.msk.ru/programs/sorokina/849528-echo/#element-text

У Светланы Сорокиной выступали: Анатолий Ермолин, ветеран группы спецназначения «Вымпел», подполковник ФСБ в запасе, Михаил Пашкин, председатель Координационного совета профсоюзов сотрудников милиции Москвы, капитан милиции в отставке и Юрий Кобаладзе, генерал-майор КГБ в отставке. Обсуждали отношение силовых органов к власти:

Итак, оказывается, был проведен закрытый социологический опрос об умонастроениях в силовых структурах России. Проведен был этот опрос спецслужбами по заказу Совета безопасности накануне выборов соответственно президента РФ. И, вот, оказалось, что, в среднем, 90% российских силовиков имеют претензии к органам власти. Отмечается, что даже повышение денежного довольствия не снимает напряженности, ну и далее по родам войск, так сказать, идет расклад, чем же недовольны, что раздражает. ... Отмечается общее снижение морального мотива для службы. В опросе также отмечается, что переаттестация была способом руководящих кадров свести счеты с подчиненными и что была развалена агентурная работа после ухода опытных специалистов. Это по полиции. И далее идет про внешнюю разведку, потому что там тоже проводился опрос, офицеры ФСБ, вооруженные силы. И везде есть колоссальное количество претензий, несмотря на то, что, вроде бы, сил и средств много тратится для того, чтобы как-то улучшить ситуацию силовиков.
...
М.ПАШКИН: Ну, мы на сайте профсоюза сотрудников милиции проводили опросы, аналогичные вот этим. И у нас сейчас даже висит опрос «За кого буду голосовать?» Там, Зюганов... Ну, я четверых дал: Путин, Жириновский и Миронов. Вот 4 человека. И «Другие», за других. Потому что еще неизвестно, кого там зарегистрируют, нет. За других – 37%, за Зюганова – 31%, за Путина – 14%, за Миронова – 5%. ... А когда за «Единую Россию», за нее 3% вообще.
...
С.СОРОКИНА: Да. Накануне думских выборов, 37,2% стражей порядка собирались отдать свои голоса за Компартию (это перед думскими выборами). ... 27,4% отказались идти на выборы, 22% - ЛДПР, 5,8% за «Справедливую Россию», 3,8% за «Яблоко» и 3,8% за «Единую Россию».
...
М.ПАШКИН: Ну, вот, по милиции-полиции я, в принципе, могу пояснить причину такого отношения. ... Потому что сотрудники видят прекрасно, как живут их начальники. То есть у нас обогащаются и очень здорово руководители. Сотрудникам они дают на откуп граждан, чтобы те, так сказать, с них пощипывали в меру, скажем так, своей должности и занимаемого положения... Но в то же время с руководства требуют планы на сотрудников. Ну, УСБ тоже надо свою работу показать. И сотрудников начали так щипать... что, например, сотрудники ГАИ сейчас вообще увольняются пачками.
...
М.ПАШКИН: О чем вы говорите? Когда к нам пришел сотрудник, принес протоколы, составленные на нарушителей, по встречке едут. Это 2-й спецполк ДПС, это Рублевка, Балахматов возглавляет полковник там. Так вот 3 протокола принес, которые ни в какой базе не проходят. Причем, один протокол составлен по встречке и на этого же человека другой протокол составлен, что он там на 300 рублей нарушил, в одно и то же время, в одном и том же месте, ну, то есть переделали протоколы. Переделать протокол без согласия руководителя невозможно, потому что они все подотчетны. И, вот, ну как вы считаете? Люди это все видят, сотрудники. Они говорят: «Ладно, пусть у нас будет нормальная зарплата, но эти-то чего воруют? Почему они, так сказать, им все можно, а нам нельзя?» И какая бы у сотрудника ни была бы зарплата, если он видит воровство начальника и как он покрывает собственные безобразия за счет сотрудников же, да вы что думаете, они пойдут за него на баррикады? Да они его первого там пристрелят, если случай представится.
...
С.СОРОКИНА: Отмечается, что старшие офицеры ФСБ крайне раздражены экономической вовлеченностью некоторых руководителей в решение ряда чисто коммерческих вопросов частных структур. Вот такая вот реплика дана по результатам недовольства старших офицеров ФСБ.
...
А.ЕРМОЛИН: В интернете недавно прочитал, что переименовали коррупцию в полицию. Такая, хорошая фраза, мне кажется. И теперь, возвращаясь к структурам ФСБ. Вот, помню, еще когда учился в Академии Генштаба, там у нас на спецфакультете были довольно высокого ранга руководители, там, начальники управлений УФСБ, заместители начальников УФСБ. И люди абсолютно искренне, вот, когда уже так, между собой начинаешь разговаривать, они говорят: «Слушай, вот я одного не понимаю. Вот, есть губернатор, есть вице-губернатор. Ну, вагоны компромата, докладываем в Москву ежедневно. Почему не убирают?» То есть даже у такого уровня людей, как бы, до сих пор нет понимания, что, на самом деле, система выстроена таким образом, что этими губернаторами и вице-губернаторами как раз с помощью этого компромата и управляют. Так я как раз называю высокопоставленных чиновников на региональном уровне. Люди все это видят, да? А купить, скажем так, всех невозможно, да?
...
Я один раз летел с лейтенантами из-за границы. Ребята после Беслана проходили реабилитацию в Болгарии. И случайно как-то там они меня сами позвали, и разговорились. Я прослужил 10 лет в «Вымпеле», я никогда этого не чувствовал. То есть чувствуется такая ненависть к генералам, вот к тем, кто их отправляет, по сути дела, каждую неделю там или каждую задачу на смерть, и я их понимаю, да?
...
М.ПАШКИН: Ну вот буквально недавно у меня был сотрудник из отряда милиции спецназначения – мы его восстановили как раз – из ЦФО. Вот, он говорит: «Мы ездим в Дагестан и так далее». Говорит: «Там стреляют по чиновникам». То есть там уже давно идет гражданская война, вот эти боевики убивают тех, кто насилует их детей, крадут людей и так далее. То есть это самая настоящая национально-освободительная, - он говорит, - война, это не какие-то там ваххабиты и еще чего-то. ... И он говорит, что если там вывести федералов, их в 2 дня всех перестреляют, вот этих жуликов-чиновников.
...
М.ПАШКИН: ... нет обратной связи между теми же самыми руководителями. Раньше, вот, была парторганизация. Вот я как зампредседателя парткома, в ОБХСС был в свое время, я мог начальнику управления все, что угодно сказать, и он мне, простому капитану ничего не мог сделать. И нормальная была обратная связь. То есть мы о проблемах говорили – они решались. Сейчас попробуй капитан прийти к начальнику управления и чего-нибудь ему сказать. У нас есть такой начальник управления в Юго-Востоке, забыл его фамилию, но не важно. Так он как только пришел (генерал), поставил двери, к нему начальник отдела не пройдет. То есть специальные бирочки, туда втыкаешь... Однажды секретарша кого-то пропустила, он ее чуть не уволил. Пищулин его фамилия. То есть он по утрам ездит, в бассейне плавает, приезжает на работу. А люди к нему и к начальнику КМ, который рядом сидит, пройти не могут.
...
А.ЕРМОЛИН: Так еще до такого маразма доходит, вот, как американцы сказали, «как у вас говорят, пиар». ... Вот, я не понимаю, для кого рассказывают, как все хорошо, да? Там, скажем, в стране, там, еще. Вместо того, чтобы собрать людей и сказать «Ребят, ну вот есть проблемы. Давайте вместе подумаем, как это можно решить». Вот, рассказывают, как все замечательно. И почему не говорят о проблемах? А людей это заводит еще больше, потому что получается, что ты сидишь, живешь в ситуации такого, тотального вранья. Причем, непонятно, для кого это вранье-то. Собственно, такое ощущение, что кто там эти доктрины разрабатывает наверху, они сами себе это, как бы, и докладывают, что все хорошо, все нормально.
...
М.ПАШКИН: Ну, вот, я ребят с ОМОНа спрашивал, говорю: «Что вы чувствуете, когда на Сахарова, например, были?» Они говорят: «На Сахарова нас загнали за полкилометра, посадили в автобусах, чтобы мы не слышали, чего там говорят». Но, ведь, все равно по iPhone’ам, iPad’ам все это потом послушали. Но суть не в этом. Я говорю: «Ну а что? Разгонять будете, если что?» - «Куда там! 20 тысяч разгонять?» То есть они еще тогда не знали, что там не 20 тысяч, а 100. Я говорю: «Там не 20 было, а 100» - «Тем более!»
...
И уже в ОМОНе, например, не говорят, что это наймиты. Раньше, за месяц, за два до Сахарова говорили, что это купленные там все, на деньги ЦРУ. Сейчас молчат, то есть уже поняли, что бесполезно врать-то. Зачем?

А.ЕРМОЛИН: Вы знаете, какая интересная вещь? После всех этих событий, у нас были там свои корпоративы, там, 20-е декабря, день чекиста, и я все время спрашивал народ, как они относятся к этим событиям. Конечно, в общем-то, скажем так, боязливо, потому что не понимают, как бы, этих пружин, инструментов, почему люди вышли на площадь. Но меня поражает оценка ситуации в стране. То есть общий тезис примерно такой: «Страна идет ко дну, то есть уже ничего изменить невозможно, но альтернативы Путину нет». ... Не, ну это какое-то самозомбирование. Я в столовую завернул, где сидят полковники, подполковники, говорю: «Покажи мне одного, который хуже Путина руководил бы страной». Он так, на меня посмотрел, говорит: «Ну, блин, а, ведь, ты прав».
...
М.ПАШКИН: А у нас, например, сотрудники так говорят: «Ну, вот, будем голосовать за любого кроме Путина. Почему? Ну, и Жириновского (это его не любят). Потому что, - говорят, - придет, посадит окружение путинское, и будет знать окружение вот этого нового президента, что следующий посадит их окружение, если что-то будет».

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Но это никого не останавливает почему-то на протяжении...

М.ПАШКИН: Нет. Остановит. Если будет власть сменяема, то остановит очень здорово.
...
М.ПАШКИН: Ну, я считаю так, что если народ и дальше будет так же выступать, как на Сахарова, и по нарастающей пойдет, то в конечном итоге при определенном каком-то критическом моменте, при критической массе сотрудники просто встанут на сторону этого народа. Вот и все. То есть тут уже совершенно понятно. И никто... Стрелять – это даже об этом и говорить никто не собирается – не будут в народ. И вот там были слухи, что чеченцы, якобы, будут разгонять митинги, но мне сами омоновцы сказали, говорят: «Если мы только увидим где-то чего-то как-то, сами пойдем туда и разберемся, несмотря на наших командиров, если такое будет, а мы будем рядом».
...
Поэтому для теперешней власти ситуация, я считаю, патовая. Денег на всех правоохранителей не найдешь, коррупция запредельная (вот, по крайней мере в полиции – я про ФСБ ничего не говорю не знаю), среди начальников запредельная, вот в первую очередь. И чем дальше, тем хуже, к сожалению, получается ситуация. Преступность растет не потому, что она сама по себе растет, а потому что некому ее раскрывать. Людей сократили на 20%, профессионалов нет, люди сейчас поймут, что их никто не охраняет, не защищает, начнут сами (и уже начали сами) творить, как говорится, самосуд и вместо судей решать, и убивать там и судей, и прокуроров, и так далее, которые принимали неправильные, по их мнению, решения. То есть идет непонятно к чему.
...
А.ЕРМОЛИН: Я думаю, это нормальная ситуация – она для общества точно не опасная. Она опасная, вот, для тех, кто создал такие условия. Вот пускай сейчас об этом подумают – а, может быть, бог даст, еще какие-то решения сформулируют. Просто я общался где-то полгода назад, может быть, чуть побольше с очень высокопоставленными чиновниками на уровне руководителей Госдумы, ну, второго эшелона руководителей. Они пришли на одну из оппозиционных тусовок, на такие, на мозговые штурмы. И вот человек ко мне поворачивается и говорит: «Толечка, а чего, правда, все так плохо?»


А ситуация-то накаляется, и не в пользу власти.

Перенесено из Dreamwidth.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments