Неполиткорректный виртуал (pascendi) wrote,
Неполиткорректный виртуал
pascendi

Стрелок, продолжение

В оглавление


В Остилиной Поляне мы остановились не на королевском постоялом дворе, где было битком набито каких-то купцов и королевских военных, а в небольшом трактире на краю деревни. Госпожа Мира, еще пошатываясь, сразу же ушла с Галлой в свою комнату. Я присмотрел, как разместили и расседлали лошадей, как устроились люди, и пошел договариваться, чтобы оставить здесь Зануду и Альтано: от них дальше в пути мало было толку. Нас осталось пятеро, а путь предстоял долгий, и это меня сильно беспокоило: по крайней мере, по Валезанскому королевству ехать нам предстояло не в самых спокойных местах.
Мне еще пришлось зайти к местному королевскому старшине, рассказать про нападение. Заодно я договорился, чтобы у нас купили лишние железки, взятые с нападавших. Деньги за них я решил оставить раненым, на лечение. Трофейных лошадей же мы всех взяли с собой: здесь за них настоящую цену не выручишь.
Когда я вернулся в трактир, госпожа уже поужинала и спала. Галла все еще фыркала, встречая меня то у кухни, то в коридоре на жилом этаже трактира. Я упросил ее поднять госпожу утром так, чтобы мы могли выйти с началом второй стражи.
Я хотел за день сделать два перехода: до Аккара, где дорога раздваивается, там пообедать, и дотемна успеть в Круглую Пустошь. Там деревенька вовсе крошечная, остановиться можно только в королевском постоялом дворе -- да никто и не останавливается, потому что все стараются выйти из Аккара утром и пройти до следующего постоялого двора, в Танабазу. А мы из-за позднего выхода до Аккара за день не успели. Терять же время, задерживаясь в Аккаре на полдня, смысла не было никакого.
Если идти три четверти часа рысью, четверть часа шагом, то как раз на один переход между этими постоялыми дворами получается четыре -- четыре с половиной часа, и лошади не сильно устают. Два часа на обед и отдых лошадям, и мы управимся за светлое время с небольшим даже запасом.
Летом можно было бы и три перехода за световой день сделать, да нынче уже середина осени, темнеет довольно рано.
От Танабазы нам останется шесть переходов до границы с бывшим Кешарским княжеством, теперь частью королевства Карсанского. Оттуда до Унгатана еще четыре перехода, если идти прямо, но прямо дорога слишком опасна: в южной части Карсанского королевства до сих пор воюют кешарские бароны с карсанскими. Поэтому мы заедем в Кешар и оттуда пойдем водой, по Галатане, до Меззии, откуда до Унгатана всего один переход, уже по имперской земле.
Старая имперская столица когда-то была почти в самом центре Империи, да за годы войны Империя несколько подсократилась.
Госпожа Мира появилась во дворе как раз тогда, когда королевский стражник подошел к висящему в середине небольшой площади билу и стукнул в него обухом алебарды, начиная отбивать вторую стражу. Она снова шла решительно и уверенно, лицо ее, со спокойным непроницаемым выражением, было нечеловечески прекрасно. Галла тащила за нею поклажу.
Госпожа была одета, как и вчера, в дорожный плотный плащ темно-бордового цвета с большим капюшоном. Воротник его был из меха куницы. На голове у нее была небольшая суконная шапочка, облегающая голову и над ушами расшитая жемчугом.
Я залюбовался на ее сапожки прекрасной эламской работы, сшитые из тонкого сафьяна и покрытые тисненым растительным узором.
Лошади были уже оседланы. Мы укрепили вьюки с вещами госпожи и тронулись. Теперь у нас, кроме верховых и вьючных лошадей, было по одной заводной на каждого всадника, так что можно было, при нужде, двигаться без лишних остановок.
В моем характере одна из самых неприятных черт -- это упрямство. Я все-таки хотел понять, что происходит, и не из праздного любопытства, а чтобы знать, что еще может нам угрожать в дороге кроме обычных разбойников да нечистого зверья. Поэтому я сразу поехал рядом с госпожой Мирой.
Однако я далеко не сразу решился заговорить с нею. Она сидела в мужском седле прямо, глядела перед собой и вовсе не показывала желания разговаривать с кем-либо. Надо видеть Миру из Эламы, которая ни с кем не хочет разговаривать. То ли это колдовство визеньи, то ли просто умение благородной дамы себя вести, но обратиться к ней было решительно невозможно. Рот просто не открывался.
Так прошло около часа. Я молчал, но ехал рядом, постоянно обращая к ней взгляд. Я думал о том, что не понимаю, как к ней отношусь. Она привезла в Валезан сфиггу, из-за нее погибли мои люди. Думаю, и Полуоборотень с осьмеркой моих тоже погиб из-за нее. Но я не могу оторвать от нее взгляда. Я хочу все время смотреть на нее, на ее точёный и благородный профиль, видеть ее недовольное, но такое прекрасное лицо, слышать, как она время от времени вздыхает и наблюдать, как она хмурится в ответ на свои мысли.
А потом Мира из Эламы, тяжело вздохнув, сказала мне:
- Ну спрашивай, Стрелок.
Я спросил. И услышал в ответ:
- Меня хотят убить Красноголовые братья.
Мало сказать, что я удивился. Красноголовые никогда не делают ничего без большой выгоды.
- Они хотят захватить имение высокой госпожи?
- У меня нет имения. Элам принадлежит Ордену Девы. Я только пользуюсь доходами.
Тут я удивился еще больше: Орден Девы невелик, но очень богат и обладает огромным могуществом; на его средства содержатся храмы Девы Пришедшей, и все доходы с этих храмов поступают Ордену. Он влиятелен везде, где почитают Деву, то есть практически во всех Землях, исключая хууларские степи. Когда Орден Девы высказывает мнение, его слушают и венценосные особы (были случаи, когда шли поперек -- и всегда себе в убыток). Но я никогда не слышал, чтобы Орден делился доходами с кем-то из знатных, скорее наоборот. И потом... Я спросил госпожу:
- Но как же? Орден ведь не любит чародеев, а высокая госпожа -- визенья?
- Я не люблю, когда меня так называют, Стрелок. Я целительница, а не чародейка. У меня с Орденом нет разногласий.
- А почему Красноголовые хотят убить высокую госпожу?
Она помолчала и сказала с неохотой:
- Я пытаюсь предотвратить новую большую войну. А Красноголовые в ней заинтересованы. Они наняли чародея, который умеет делать заклятье цели. И все время посылают заклятых убить меня. И не только меня, но и Мертвого короля.
Вопросов у меня только прибавилось:
- Высокая госпожа, но зачем Красноголовым убивать Мертвого короля?
- Они боятся, что он сорвет их замысел. Он может это сделать. Забавно то, что он долго этого не хотел. Пока они не привезли в Валезан сфиггу.
Тут я едва не воскликнул в голос: "Но ведь это ты выпустила сфиггу!". Вместо этого я, через некоторое время, спросил:
- Высокая госпожа, а что было в сундуке, который служанки выносили из "Дуба и топора"?
Мирра из Эламы вдруг повернулась ко мне и взглянула на меня с изумлением. Потом, после паузы, расхохоталась. Её смех был как звон серебряных колокольчиков, на лице ее выражение сосредоточенности сменилось весельем, глаза вспыхнули вдруг интересом, а на щеках появились ямочки:
- Так тебе сказали, что это я выпустила сфиггу? Наверное, этот... как его... Магоро? О, Создатель! Как просто задурить голову честному человеку! Успокойся, это не я. Я думаю, что сфиггу привез как раз Магоро -- и он же выпустил.
У меня голова пошла кругом. Но я ведь упрямый:
- Высокая госпожа, так что же было в сундуке?
- Я привезла Мертвому королю еще два яйца гарзы. Мне надо, чтобы он был ко мне расположен. Мне надо, чтобы он был защищен, в конце концов. Мне надо, чтобы он сделал то, что нужно.
Тут я снова помрачнел и замолчал. "То, что нужно"? Ударить по Саралану? Когда с другой стороны по Саралану ударит Империя? Не зря же госпожа Мира едет в Алькантар. Видно, правду говорил Борода про то, что она вертит королевствами как хочет и развязывает войны?
Но неужели Магоро действительно выпустил сфиггу?
И неужели это я привел телегу со сфиггой в Валезан?
Остался, впрочем, еще один вопрос.
- Да не сочтет высокая госпожа дерзостью: но почему наших раненых высокая госпожа исцелила, а раненых Гарото -- нет?
Госпожа вздохнула и пожала плечами:
- Гарротт отказался от исцеления за себя и за всех своих. Сказал, что не хочет иметь дело с чародейством и верит только лекарям. Что я могла сделать? Насильно лечить нельзя.
Она еще раз улыбнулась. Украшенное улыбкой, ее лицо сияло. Я отвел взгляд, чтобы не показаться невежливым, глядя высокой госпоже прямо в глаза. Я глубоко поклонился ей и придержал гнедую, чтобы отстать: мне надо было хорошо подумать.



Продолжение
Subscribe

  • Об организме кошки

    Чего не хватает в организме у кошки, которая повадилась отрывать кусочки хлопчатобумажной наволочки и есть их? Перенесено из Dreamwidth.

  • Бежит время

    Я опять пропустил знаменательную дату 4 апреля, когда исполнилось 16 лет моему первому посту в ЖЖ.

  • О редакторах

    ... она была из тех редакторов, которые правят "боевое слаживание" на "боевое складывание"... .. Перенесено из Dreamwidth.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments