January 17th, 2021

хотей

Молодые талантливые авторы, или когда женщина берется описывать сцену пыток

Сама сцена:
Воздух вокруг костра дрожал от мороза. Черный лес скрипел и трескался, шипел костер, в нем позванивали воткнутые в угли и уже раскаленные добела клинки двух мечей.

Тринадцать патлатых мужиков в волколачьих шубах, опоясанные толстыми ремнями, к которым крепилось полное снаряжение южных головорезов - широкие короткие мечи, кривые клинки и метательные дротики, столпились вокруг пленников.

Двое стояли коленями в снегу на освещенном костром клочке ночи. Оба были связаны по ногам и плечам, руки крепко стягивали толстые веревки, а рты им заткнули их же шапками. Но, несмотря на полную обездвиженность, каждого все-равно держало по двое вооруженных мужчин.

Снег вокруг пленных был покрыт пятнами крови и прядями вьющимися русых волос, обритых с их голов острыми клинками.

Пока Мег-Дал с удовольствие предавался угрозам, пленники не шевелились. Они смотрели перед собой так равнодушно, будто разум их уже вмерз в ледяную землю, и они больше не представляли ни для кого угрозы. Ур-Вар осмелел, пнул сапогом одного в спину и крепко приложил щекой в лед.

- Жри снег! Гозляк долговязый. Отморозь рожу. Как я тогда…

Костлявое лицо Ур-Вара, поросшее черной жидкой бородой, было покрыто сухой коростой, под который багровели клочки свежей, отрастающей после обморожения кожи.

Кто-то одобрительно гыкнул.

- Заткнулись все! - Мег-Дал, тоже бородатый, но крепкий и осанистый, зыркнул на своих людей утопленными в надбровные дуги, черными как уголь глазами, и, отогнав Ур-Вара, сунул ему в руку горящую ветку. - Голову ему прижми. Свети на затылок! - И сразу громко приказал в сторону: - Давайте сюда их тощую зубочистку!

Бандит, который стоял ближе всех к огню, вытащил из костра раскаленный на острие меч, но обжегся об эфес и уронил оружие в угли. Пришлось, ругаясь и шипя, нацепить перчатку и только после передать меч главарю:

- Осторожно, горячий!

- Баба! - скривившись, Мег-Дал взялся за эфес голой рукой. - Только пальцы погреть. Горячо сейчас будет им! - Он по очереди направил оружие на бритые затылки: - Ты или ты! Будете помнить мой зуб, принцессы! Все оставшиеся вам дни, полные боли и страдания, пройдут под знаком Мег-Дала. Я об этом позабочусь! - он склонился между бритых голов пленных братьев, и прошипел сразу обоим в уши, отчаянно картавя букву “щ”. - Обещ-щ-щаю!

Те, кого обозвали принцессами, дернули плечами, а припечатаный сапогом к земле сложил посиневшими от веревок и мороза пальцами красноречивый кукиш.

Мег-Дал примерялся к нему, точно кузнец, гравирующий безделушку, и осторожно, словно художник первый мазок кисти к холсту, приложил к бритому затылку раскаленный конец меча. Пленник дернулся всем длинным, сложенным втрое телом, вопль его был похож на рык раненной мандгоры. Запахло горелым мясом и Мег-Дал не без удовольствия повел по воздуху горбатым пупырчатым носом. - Следующий! Держи второму голову лучше, Ур-Вар. Не то всю красоту испортишь! - Меч прижался к коже второго пленного. Но тот уже был готов и не издал ни звука, только вжал очень глубоко в снег связанные руки.

- Меняйте меч. Этот остыл! - Мег-Дал швырнул своим людям меч. - А ты что думал? - чуть наклонившись к спине второго пленника прорычал Мег-Дар. - За удовольствие врать хозяйкам надо платить, сопляк! Это только начало твоего путешествия к мучительной смерти. - Он получил в руку другой раскаленный меч и выжег на черепе пленного новый след. - Кадому по восемь линий, сестрички! И не сметь дергаться! Я хочу, чтобы роза ветров получилась красиво!


А теперь разбор:
Collapse ) Перенесено из Dreamwidth.