August 10th, 2013

хотей

Под балконом 2

Продолжение предыдущей истории.
Рыжий изменяет с белой:
 photo IMG_6741_zps3954e2ad.jpg
Белая и еще два персонажа:
 photo IMG_6742_zpsdd9d0472.jpg
Требовательный взгляд:
 photo IMG_6743_zps9a7af452.jpg
Он, собственно, почему требовательный?
Потому что вся компания знает, что если мы на балконе -- то оттуда может прилететь что-нибудь съедобное, например, какие-то части от курочки.

Перенесено из Dreamwidth.
хотей

Немного о варненских кошках

Тут в Варне котообразных неимоверное количество (болгарин кошку не обидит). Если только под нашим балконом до пяти хвостов на постоянном проживании (не считая еще трех-четырех у других подъездов), то по сторонам -- их еще больше. Их прикармливают, и везде стоят плошки с водой.

Через дом мамка вывела четырехнедельных прогуливаться. Один вылез почти на тротуар, обнаружил нас и стал порабощать. Мы с трудом устояли.

Кстати, зимой все они куда толще и вальяжнее, чем летом: за весну тощают от интенсивной половой социальной жизни :-)

Перенесено из Dreamwidth.
хотей

Под балконом-3

Сейчас под балкон пришла чужая кошка, белая с черными пятнами.
"Наша" белая ее пустила.

Когда я вышел на балкон раздавать еду -- чужая сразу же уставилась мне в глаза и замяукала.
Они друг другу рассказывают, что ли, что здесь кормят?

Перенесено из Dreamwidth.
хотей

О "концлагере" в Гольяново и о том, как это делают в самой демократической стране мира

Тут одна дама-адвокат написала подробный пост про то, как выглядят депортационные тюрьмы в США:
В Аризоне, как я говорила, есть две депортационные тюрьмы, и разница между ними значительная. Илой (Eloy) – частное заведение, управляемое Correctional Corporation of America (да, тюрьмы в Америке тоже есть частные – капитализм). Там совершенный адский ад, все за закрытыми дверями, чтобы получить свидание с клиентом ноги сотрешь, и весь административный персонал работает по принципу «не положено» и «не пускать». По моему впечатлению, все силы там брошены не на то, чтобы система функционировала в рамках цивильности и законности, а на то, чтобы негативная информация не просочилась за стены тюрьмы, а то государство не продлит контракт с владельцами. Как мне неформально признался один охранник, там все время содержится людей на 40-50% больше, чем есть койко-мест. Это та самая тюрьма, из которой систематически поступали сигналы о том, что там охранники насиловали заключенных, а государственные службы отказались расследовать эти жалобы. Это оттуда приходят сообщения о самоубийствах и попытках самоубийств уже приговоренных к депортации, но еще не высланных.

Другая тюрьма – Флоренс (Florence) – вполне себе государственная. Персонал там более-менее расслабленный, потому как за контракт с правительством бороться не надо. Охраники водят заключенных по коридорам под шутки-прибаутки и я видела пару раз, как охрана приносила депортируемым еду в комнату ожидания, чтобы не пропустили ланч, если суд затянется.

Там, однако, тоже совсем не финский лагерь для беженцев. Поскольку в депортационных тюрьмах обычно держат нелегалов с уголовным прошлым, атмосфера там соответствующая. Даже если особых злоупотреблений со стороны администрации нет, никто особо не заботится обеспечением безопасности заключенных. Потому что Конституция нелегалов практически не защищает, а федеральный закон не дает возможности судить власти за ненадлежащие условия содержания, поскольку в действии принцип «не нравится – вали на историческую родину»


Всем озабоченным правами задержанных в Москве нелегальных иммигрантов настоятельно советую прочитать пост полностью.

Перенесено из Dreamwidth.