November 23rd, 2006

хотей

О котлетах

Уже года полтора не ел я домашних котлет.
А таких, какими кормили меня в детстве мама и бабушка (упокой, Господи, их души) -- не помню, когда и ел.

Вообще в каждой семье, заметил я, свои традиции изготовления этого немудреного блюда. Когда я в первый раз женился и стал волею жены ездить к теще с тестем -- меня кормили там привычными для этой семьи котлетами, каковые ничего общего с привычными мне не имели. Не то, чтобы были не вкусны -- это было настолько иное блюдо, что для меня вообще казалось не котлетами.

Начать с того, что в нашей семье котлеты крайне редко делали из нескольких видов мяса. Естественно: в 60-70-е годы особенно выбирать не приходилось, брали говядину, какая попалась (чаще всего попадалась сильно мороженная ярко-алая).

Для котлет вначале прокручивали на каслинской ручной мясорубке чуть ли не довоенного образца две луковицы, порубив их на четверти. Затем -- мясо, размороженное естественным образом. А потом -- вымоченный в молоке белый хлеб (конкретно батоны нарезные по 13 копеек, другой не годился).

Полученный таким образом фарш делили на котлеты при помощи столовой ложки. Вот не вспомню сейчас, обваливали ли их в панировочных сухарях -- но, очевидно, обваливали, ибо как иначе получалась бы при жарке такая замечательная хрустящая соленая корочка. А внутри -- розоватый фарш, не слишком рыхлый, но и не излишне плотный... сочащийся мясным и луковым соком... как же это было вкусно!

Да, а жарилось все это обязательно на сливочном масле, на чугунной сковороде.
хотей

Сапожник, демократия и пр.

Уважаемый sapojnik провел очередное политическое чаепитие. В этот раз у него было не трое, а семеро единомышленников, что дает более чем двукратный рост аудитории за две недели. Это хорошо!

Не может не радовать то, что, по словам лидера "бесплатной партии", то, что мы все ж собрались и РАЗГОВАРИВАЕМ, дает какое-то странное ощущение СИЛЫ…. Таким образом, мероприятие сыграло свою главную роль: психологического компенсаторного механизма для собравшихся. В глубине души понимая, что реально сделать они ничего не могут, и затея их отдает запахом пикейных жилетов (опять цитирую: нас тут семеро сторонников, для того, чтобы проводить хоть куда-то депутатов, нам надо иметь 50 тыс. сторонников в 50 субъектах федерации! Разница впечатляет, да?), уважаемые политически активные граждане собираются, чтобы иметь хоть какую-то, пусть иллюзорную, отдушину! И -- получают ее.

Жаль только, что Сапожник, очень неглупый человек, не понимает, насколько нелепо все это выглядит.

Что интересно, в отношении других он такие вещи очень хорошо чувствует. Говоря о дебатах Рыжкова и Поткина, вот как Сапожник характеризует обоих: Оба – маргиналы, оба – без шансов хоть как-то влиять на власть, оба – узники определенных «гетто».

Что ж в себе-то он не видит того же самого, а? При том, что у него сторонников на три-четыре порядка меньше, чем у обоих опущенных им лидеров?
  • Current Music
    Bob Dylan: The Answer Is Blown in the Wind
хотей

О современной российской медицине

Навеяло вот этим (рекомендую, кстати, очень интересные вещи человек пишет).

Так получилось, что в последние несколько дней мне, моим родственникам и знакомым по разным поводам пришлось столкнуться с российской медициной.

Жена ходила в поликлинику за льготными лекарствами, которые ей положены как инвалиду по астме. Докторица, которая ее ведет, сидела вся в раздрыге и красных пятнах. Лекарств нет и больше не будет -- сказала она. -- у Зурабова всё разворовали. Что я теперь старухам своим говорить буду? Они же перемрут все!

Знакомую сбила месяц назад машина. Обошлось, но она получила сильный ушиб грудной клетки, ходить на работу не может. Пришла продлевать больничный в травмопункт. Доктор ругал ее и говорил, что ей давно пора на работу. Наконец, со скрипом согласился и продлил больничный на неделю. Выдвинул ящик стола и сказал: "Отблагодарить не хотите ли?"

Тестя положили в госпиталь Бурденко, в реанимацию (сердце). Шурин мой поехал навещать. В бюро пропусков предложил тетке 50 рублей, на что она ему заявила: "На паперти столько давать будете" -- и пропуск не выписала. (Он дал те же деньги охраннику, который его с удовольствием пропустил.)

НЕ БОЛЕЙТЕ!!! В России это почти верная смерть -- или разорение.