March 27th, 2006

хотей

Про прошлое

В Лондоне мы жили в небольшой, но очень ухоженной гостинице недалеко от Гайд-парка.
Гостиница стояла на тихой улице, засыпанной опавшими листьями платанов (что-то я не заметил, чтобы Лондон отличался чистотой). Это был типично английский домик типа таунхауза, нарезанный на секции с отдельными входами по лесенке с перилами.
В номерах были окна с одинарными переплетами и во-от такими щелями; из щелей по случаю начала декабря ощутительно дуло. Санузел был крошечным, и квадратная душевая "кабина" два на два фута огораживалась занавеской. Руководитель делегации, экватор (не талия!) которого был в диаметре под три фута, в ней не помещался.
Там я узнал, что в Англии и во всех странах, которые были британскими колониями, в каждом гостиничном номере обязательно имеется электрический пресс для глажения брюк, электрический чайник и набор пакетиков чая. Люблю англичан!
Так вот, соседний с гостиницей домик отступал от красной линии метров на двадцать, то есть находился в глубине двора. На его фасаде наличествовала доска, из которой было ясно, что домик этот построен в 14 веке, и принадлежал тогда некоей дворянской семье. Скромная табличка у входа говорила о том, что этой же семье он и принадлежит. До сих пор.
Я всё время думаю о том, что психология людей, которые выросли в доме, где их семья живет пару десятков поколений, должна сильно отличаться от нашей психологии.
И еще я думаю, что страна, в которой имущественные отношения устанавливаются по грамотам, выданным Иоанном Безземельным в середине 13 века, а приходские книги в церквях регистрируют рождения и смерти на протяжении многих столетий без перерывов -- имеет особые качества, которые гарантируют ее от многого, угрожающего России.