February 2nd, 2006

хотей

Убили! Насмерть убили!

Вот здесь.
Они там переводят тексты песен. По-моему, Промтом или Стилусом.
Песня называется Foxtrot Uniform Charlie Kilo.
Перевод называется (оцените!) Фокстрот «Килограммовый Чарли в униформе».

Я ГРОМКО РЫДАЛ!

Чего и вам желаю.
хотей

Прокудин-Горский

Для тех, кто еще не знает ничего про это (осторожно, много больших графических файлов, грузится ДОЛГО!).

Мне случилось как-то в одном закрытом музее (чисто российское явление) полистать дореволюционные фотографии. В частности, показали мне совершенно замечательный альбом, посвященный Нижегородской ярмарке 1898-го, если не ошибаюсь, года.

И я понял одну простую вещь: перед Первой мировой войной Россия была развитым индустриальным государством. С красивыми чистыми городами, в которых на ухоженных улицах стояли аккуратные скамеечки. С деловыми, уверенными в себе людьми. С разнообразнейшим производством, с изобретателями и инженерами.

Все это было дотла разрушено в 1918 году. За один год. Так, что восстановить (более или менее) промышленный потенциал удалось лишь через двадцать лет, и то -- только в отдельных отраслях. Разрушено только для того, чтобы воплотить идеологию.

Была безвозвратно и страшно порушена жизнь всего -- без исключений -- населения России. Качество жизни, ее уровень -- ухудшились многократно! И все это -- под предлогом построения новой, лучшей жизни.

По большому счету, Россия не оправилась от этого удара до сих пор. Наше технологическое отставание имеет корни там; то, что мы с каждым годом задвигаемся все дальше и дальше на задворки мира, в ряд недоразвитых государств -- там же.

Прав был Пушкин: страшен русский бунт, бессмысленный и беспощадный.