August 16th, 2005

хотей

Оружие и прочее

Патологическое отсутствие квалифицированных и добросовестных редакторов в современных российских издательствах (и изданиях) заметнее всего тогда, когда автор или переводчик текста -- гуманитарий сталкивается с технической терминологией. По многим причинам часто это терминология военная или оружейная. Получается забавно.

Иван Стрельцов, "Дело с тройным дном", Эксмо 2005, стр. 36: "Илья Коровин стоял чуть поодаль от гостей, опираясь на самозарядный карабин Симонова с установленным на цевье оптическим прицелом от снайперской винтовки Драгунова."
Цевьё -- деревянная или пластмассовая деталь, расположенная под стволом. Оптические прицелы там не крепят; их ставят на ствольную коробку. Я уж не говорю о том, что герой -- по книге опытный охотник -- не стал бы на карабин опираться.
Дальше, на стр. 54, один из персонажей -- наркоман -- вкалывает себе дозу амфетамина и тут же отключается: его реакция на наркотик такая, будто принял он не амфетамин (вызывающий прилив бодрости и жажду деятельности), а героин.
В книге вообще много таких глупостей, впрочем, начиная с самого сюжета...

Последний номер журнала "Итоги" (от 15 августа), стр. 67. Рецензия на мультфильм "Пернатый спецназ". Диляра Тасбулатова пишет, что сюжет мультфильма перекликается с серьезными фильмами: "Да вот хоть с нашим "Подвигом разведчика" или даже с "Цельнометаллическим жилетом" Кубрика." Я чуть со стула не упал. Это классический, многократно описанный (именно на примере этого названия) ляп переводчика: Full Metal Jacket -- это оболочечная пуля, с жилетами и прочей одеждой название фильма не имеет ничего общего...
хотей

Гео/топо

А еще меня умиляют авторы из провинции, которые пишут про Москву. В одной из книжек то ли про Слепого, то ли про Инструктора у А. Воронина (сколько бы их там ни писало под этой фамилией) герой, выйдя из метро ВДНХ, смотрит через улицу и у входа в гостиницу Космос замечает другого персонажа, а потом перебегает улицу, чтобы к этому персонажу подойти. Дело происходит в 1995 году, то есть до постройки нынешнего путепровода.
От станции метро ВДНХ даже тогда вход в гостиницу Космос толком не было видно из-за лестниц и пандусов, к нему ведущих. Узнать кого бы то ни было на расстоянии около 500 м (от метро до входа в гостиницу) тоже невозможно; там не то что лица -- фигуры толком не разглядишь. А уж перебежать проспект Мира днем и в эти годы было занятием для лиц с суицидными наклонностями...