Неполиткорректный виртуал (pascendi) wrote,
Неполиткорректный виртуал
pascendi

Category:

Еще о женщинах

Господь, как известно, сотворил жену Адаму в качестве «соответствующего помощника». Поэтому, выбирая жену, необходимо стремиться, чтобы она была помощником -- соответствующим, иначе толку не будет.

Ночная кукушка всегда перекуковывает дневную, так природа распорядилась. Женщина, находящаяся рядом с мужчиной, мягким давлением может -- быстро ли, медленно ли -- заставить его не только делать, но и думать то, что она захочет. Если, конечно, она достаточно умна, чтобы видеть разницу между мягким давлением и ежедневным пилением. :-)

Идеальный вариант -- когда умному мужчине достается умная женщина. Такой тандем может добиться гораздо большего, чем каждый из них поодиночке. Но -- при условии, что цели, которые ставят перед собой женщина и мужчина, если не совпадают, то хотя бы совместимы.

Но так везет не всем.



Жил-был на Босфоре падишах османской державы Сулейман. В Европе его называли Сулейман Завоеватель или Сулейман Великолепный -- но турки помнят его как Сулеймана Кануни, то есть Законодателя (он составил первый и очень неплохой свод законов) и как Сулеймана Строителя -- он построил множество дворцов и мечетей.

Сулейман был великим полководцем, громил врагов на Западе, на Востоке и на Юге, побеждал практически всегда и был грозою Европы. Сулейман был справедливым властителем, при нем любой нищий, проявив талант и смекалку, мог достичь высокого положения. Сулейман был мудрым и образованным человеком. Между прочим, он оставил более двух тысяч лирических стихотворений.

Но в 1522 году он был еще молод -- ему было 27 -- и правил всего два года. Основные его успехи и достижения были еще впереди. У него была официальная жена, дочь черкесского хана, Гюльбахар (называемая также Махидерван или Босфоран), которая родила ему сына Мустафу. Еще у него был обширный гарем из невольниц -- число их называют от 300 до 600.

И вот как-то великий визирь Рустем-паша привез Сулейману новую девушку в гарем, славянку, захваченную подо Львовом крымскими татарами. Сулейману она понравилась тем, что, в отличие от других, не плакала, а улыбалась. Ей дали имя Хюррем -- смеющаяся. Первое, о чем она попросила своего господина, и что его немало поразило -- был доступ в его богатую библиотеку.

В исторических исследованиях принято считать, что полонянку звали Анастасия Лисовская, и была она дочерью священника из Рогатина, что недалеко от Тернополя. Когда ее поймали крымчаки, ей было около 16 лет. Тут обычно опускают вот какой момент. Поскольку дело происходило в Речи Посполитой, и поскольку у священника имелась дочка, был этот священник, стало быть, греко-католическим -- униатом. А в Польше тех времен священники, в отличие от Московской Руси, происходили чаще всего не из крестьян, а из шляхты. Польская же и литовская шляхта славилась образованностью, и в обычае имела учить своих детей не просто грамоте -- а и латыни, и греческому. Когда Генриха Анжуйского выбрали королем Польши, для его французской свиты, приехавшей вместе с ним в Речь Посполитую (и состоявшей из цвета дворян самого передового государства Европы) было большим сюрпризом то, что местные дворяне свободно изъяснялись на латыни, легко оперировали цитатами из древних авторов (да и были одеты побогаче французов).

Так вот, Анастасия-Хюррем читать умела, да не на одном языке. Уже в гареме она быстро освоила турецкий, а потом принялась за арабский и персидский, которые тоже изучила в совершенстве. Знание языков, наблюдательность и изворотливый ум сильно помогли женщине в гаремных интригах, и она сумела увлечь Сулеймана и стать его фавориткой, оттеснив (к их неудовольствию) других. Естественно, она сразу же приняла ислам (что, вообще говоря, в державе Сулеймана было не обязательно).

Оставалось только заставить его жениться. У Хюррем был на это шанс, поскольку она ни разу не была куплена: работорговец подарил ее визирю, а тот -- падишаху.

И тогда она придумала вот какую вещь: она написала Сулейману, что хочет пожертвовать деньги на мечеть, но, поскольку она вынужденно ведет образ жизни, недостойный мусульманки (живет с мужчиной не в браке), то возможности такой не имеет, отчего очень страдает. Как верующая мусульманка, она просит его отпустить ее из гарема, чтобы она могла жить не во грехе. Сулейман тут же повелся, и в 1530 году Хюррем стала официальной его женой.

После этого она спровоцировала первую жену на драку, та расцарапала ей лицо, и Хюррем несколько дней не принимала падишаха, жалуясь на то, что он ее разлюбит, увидев ее попорченную красу. В результате Гюльбахар (вместе с сыном) была удалена из дворца.

Хюррем умела быть Сулейману интересным собеседником, другом и советчиком. Когда он бывал в отъезде (а это случалось часто), она писала ему поэтичнейшие письма. Она даже добилась того, что Сулейман перестал ходить к другим наложницам -- беспрецедентный случай! Ей было необходимо, чтобы у него не появились сыновья от других женщин, которые могли бы стать соперниками ее детей.

Хюррем родила падишаху четырех сыновей и дочь. Но ее сыновьям не светило занять трон: на то имелся сын Гюльбахар Мустафа, красавец, умница и всеобщий (в том числе и войска) любимец. А в Турции того времени было принято убивать всех братьев падишаха сразу после того, как тот вступит на престол. А Сулейман с годами не становился моложе, да и ежегодные военные походы и битвы создавали риск...

Вот Хюррем и затеяла очередную интригу. В первую очередь надо было устранить великого визиря Рустем-пашу: он был наставником Мустафы и в любом конфликте занял бы его сторону. Да и делить с ним влияние на Сулеймана не хотелось. Поэтому Хюррем выдала за него замуж свою 12-летнюю дочь. Через некоторое время она привела дочь к падишаху, и та послушно рассказала, как Рустем-паша за спиной Сулеймана строит планы его сместить и сделать падишахом Мустафу. В итоге Рустем-паша получил приглашение во дворец, а утром его нашли задушенным на одной из ближайших улиц. Мустафу же отправили подальше от Стамбула.

Прошло еще время, и ночная кукушка накуковала Сулейману, что Мустафа продолжает желать его смещения. Тогда и Мустафу вызвали к отцу (который был в войске), а как только он вошел в отцовский шатер, двое янычар повалили его ничком наземь, а третий обернул вокруг шеи прочный шелковый шнурок, наступил Мустафе на спину, перехлестнул концы шнурка крест-накрест и сильно потянул. Через несколько минут все было кончено. Брат Мустафы то ли умер от горя (официальная версия), то ли покончил с собой, то ли был также убит по приказу Сулеймана...

Мать Сулеймана попыталась сказать сыну, что он неправ, но вскоре после этого тоже умерла при странных обстоятельствах, наводящих на мысль об отраве.

Хюррем не пожалела и двух своих сыновей: они тоже рано и странно умерли. Остались Селим и Баязет, что гарантировало ей рано или поздно титул валидэ -- мать падишаха. Для этого она еще и приказала разыскать и умертвить всех сыновей, которые когда либо были у Сулеймана от других женщин -- таких нашлось более 40!

Но Хюррем не дожила до этого, она умерла за восемь лет до смерти Сулеймана. Однако ее дети, унаследовавшие честолюбие матери, еще при жизни отца дошли до вооруженного соперничества. В битве Селим победил Баязета, тот сбежал в Иран, но был выдан отцу и казнен.

В итоге после смерти Сулеймана на престол взошел Селим II. Прославился он, однако, тем, что был человеком мягким, безвольным и много пил вина. Единственное военное приобретение Турции в период его правления -- остров Кипр, который он приказал отбить у венецианцев только потому, что очень уж любил тамошние вина. И умер он, выпив в бане бутылку "Командарии" и поскользнувшись с пьяных глаз: как сказали бы сейчас, "перелом основания черепа в результате падения с высоты собственного роста на ступеньку"...

Начиная с правления Селима II, Турция стала слабеть. Ее успехи при первых девяти падишахах определялись их личными качествами -- а козни Хюррем привели к тому, что традиция ставить падишахами достойнейших прервалась.

Вот так умная женщина, цели которой не совпадали с целями мужа, добилась благополучия для своего сына ценой крови и смерти, и послужила причиной того, что великую державу поразила смертельная болезнь...

Между прочим: в исторической литературе Хюррем зовут обычно Роксоланой, что есть плод чистейшего недоразумения. В тогдашних источниках -- главным образом, отчетах европейских послов -- про нее пишут "прекрасная Роксолана", имея в виду национальность: жителей Подолии турки называли роксоланами, а в письменной речи на многих языках тогда (а кое-где и сейчас) названия национальностей пишутся с прописной буквы. Примерно как если бы в летописях писали "прекрасная Еврейка", а историки решили бы на этом основании, что Еврейка -- имя этой дамы.

Ну совсем как некий переводчик Д. Лихачев из моего недавнего поста, который думает, что Видам -- это имя человека по фамилии Шартрский :-).
Subscribe

  • Об организме кошки

    Чего не хватает в организме у кошки, которая повадилась отрывать кусочки хлопчатобумажной наволочки и есть их? Перенесено из Dreamwidth.

  • Бежит время

    Я опять пропустил знаменательную дату 4 апреля, когда исполнилось 16 лет моему первому посту в ЖЖ.

  • О редакторах

    ... она была из тех редакторов, которые правят "боевое слаживание" на "боевое складывание"... .. Перенесено из Dreamwidth.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments