Неполиткорректный виртуал (pascendi) wrote,
Неполиткорректный виртуал
pascendi

Categories:

Микрорайон, или кризис среднего возраста

В субботу должны были открыть универсам. С утра планировался приезд мэра, из-за чего перекрыли половину дорог, потом мэрия обещала детский праздник с выступлениями артистов (избави Бог), поэтому Виктор с женой решили, что пойдут на закупки часа в три.

Мэрия чрезвычайно гордилась всем, что было связано с их микрорайоном. Его построили на удивление быстро (впрочем, пять домов типового проекта — не так и много), а еще быстрее — распродали и распределили жилплощадь. Часть квартир разошлась еще на этапе нулевого цикла, под гарантии мэрии. Еще часть досталась людям, которых переселяли из ветхого фонда: района, застроенного еще пленными немцами. Мэр в каждом выступлении говорил о социальной ответственности и о том, что люди, впервые со времен СССР, получат квартиры бесплатно.

На самом деле именно тот район, находившийся в старом центре города, и был самым лакомым куском для инвесторов и застройщиков: там предполагалось возвести, как говорят сейчас, «элитное жилье для состоятельных людей». Поскольку в город и область по известным причинам полились федеральные деньги, в него поехали и люди с этими деньгами.

Так или иначе, Виктор с Катей, наконец, смогли купить себе общую трехкомнатную квартиру — продав те, которые были у них, у Виктора — доставшаяся в наследство от бабушки, у Кати — купленная после дефолта за гроши и приведенная в порядок когда-то убитая хрущоба. У обоих были однушки. Жить втроем, с дочкой, ни в одной, ни в другой было неудобно.

Дом сдали три месяца назад, когда Виктор был в командировке: в Северодвинске сдавали их объект, и начальство отправило его руководить бригадой наладчиков. Это была далеко не первая командировка; Катя привыкла. Тем более, что он оставлял достаточно денег, а она была достаточно энергична и предприимчива, чтобы справиться с любой проблемой. Нанятая бригада белорусов довела до ума пустую коробку, которую им продали под видом квартиры, и теперь в ней уже можно было жить.

Для мэрии микрорайон был, видимо проектом политическим. Поэтому в нем сразу построили здание торгово-развлекательного центра (владельцами которого стали какие-то мутные армяне); на первом этаже его должен был разместиться тот самый универсам. Обещали еще детский сад и школу, но на соответствующих участках не было пока никакого шевеления.

Виктор с Катей дождались намеченного времени, оставили дочку на тещу и выдвинулись на закупки.

Во дворе соседнего дома успели разбить детскую площадку. Правда, пока на ней были три скамейки и песочница, но детные мамки уже присутствовали. Виктор с женой обогнали по дороге женщину с пятью детьми, направлявшуюся туда. Вдруг в спину Виктору донеслось:

- Витя, это ж ты! Стой, не торопись!

Он обернулся и нахмурился.

- Ты что, тоже здесь живешь? Вот здорово! А мы вот в этом доме квартиру получили, по расселению, — женщина показала на дом, в котором жили и Виктор с женой. — На шестнадцатом этаже, квартира сто сорок. Ты заходи, посидим по старой памяти!

Виктор буркнул:

- Извини, спешу сейчас! — И прибавил ходу.

Катя, естественно, поинтересовалась, что это за корова.

- А, Валька, одноклассница, — ответил Виктор. — С ума сойти, я ее не видел с проводов в армию!

Катя успокоилась.

Ну да, подумал Виктор. А до этого, считай, год не расставались ни днем, ни ночью. Он оглянулся еще раз, и его обдало холодным потом: старший сын Валентины, паренек лет двенадцати, кативший коляску с годовалым братом, мало того, что по возрасту соответствовал — еще и был огненно-рыжим, как и сам Виктор.

Врали, значит, что она от кого-то родила, пока я в армии был, подумал Виктор, и настроение его еще ухудшилось.

Наконец, они дошли до универсама. Внутри все было неестественно чисто; таджики в темно-малиновой форме шустро расставляли товар на полках — где его успели смести покупатели. Виктор вытащил из отсека громоздкую корзину на колесиках и поплелся за женой, чувствуя себя безмозглым транспортным средством.

Екатерина, быстро осмотревшись, загнала мужа к хозтоварам, где было народу поменьше, и велела подождать, пока она освоит все отделы. Виктор облегченно (и обреченно) вздохнул и приготовился скучать.

Но поскучать ему удалось не больше пяти минут: из-за стенда с резиновыми перчатками, швабрами и моющими средствами выворотилась элегантно одетая дама в бежевом пальто, катившая перед собой детскую корзинку-коляску в форме автомобиля, выдаваемую в универсамах родителям с маленькими детьми. В кабине сидела трехлетняя огненно-рыжая девочка.

- О, Виктуар! — Воскликнула дама. — И ты, что ли, здесь окопался? В каком доме? — Не дожидаясь ответа, она поделилась информацией:
- Я в четвертом, квартира сорок семь. Запомнил? Зайди на днях, верни, наконец, деньги за крем для твоей мамаши — помнишь? Или не мамаши? — Подмигнула она. — Сорок четыре евро, между прочим. А мне сейчас деньги нужны, Ольке няню наняла. Ну, пока-пока!

Она опять подмигнула, ехидно улыбнулась и двинулась к кассам. Рыжая девочка с любопытством смотрела на Виктора.

Елена когда-то работала на их фирме. Пару раз они вместе ездили в командировки. Елена была женщина интересная, самостоятельная, никаких обязательств не требовала. Потом вдруг уволилась и перестала отвечать на звонки. Теперь Виктор понял, почему.

Он глубоко задумался, и не заметил, как к нему подошла женщина с лицом напряженным и недовольным. Она вела за руку рыжую девочку лет пяти.

- Ты что, гад, и здесь меня преследуешь? — Спросила женщина.

Виктор, кажется, подпрыгнул. Он не нашелся, что ответить. О, Господи, только не это! Зинаида!

- Смотри, скотина, я на тебя управу найду! Запомни! Увижу еще раз — пожалеешь!

Она хотела уже повернуться и уйти, но девочка, подняв голову, спросила:

- Мама, а кто этот дядя?

- Эта сволочь — твой папа!

- Мама, ну как же так! Ты говорила, что мой папа — гомосексуалист, — голос девочки был звонким и чистым, и она очень четко выговаривала даже сложные слова. — А я видела этого дядю с тетей, они шли под руку.

- Я еще узнаю, что это за тетя, — скрипя зубами от злобы, проговорила Зина, дернула дочку за руку и потащила к кассам.

Боже мой, подумал Виктор, за что мне все это?

Перенесено из Dreamwidth.
Subscribe

  • О редакторах

    ... она была из тех редакторов, которые правят "боевое слаживание" на "боевое складывание"... .. Перенесено из Dreamwidth.

  • Вокруг меня бегает КисёБасё и хулиганит

    Глядя на кошку, я не могу не думать, что ей всего год, и она спокойно может прожить еще лет пятнадцать. А я -- вряд ли. И опять мне не так страшно…

  • Запечатленное наследие классика

    Внезапно вспомнилось мне сегодня, как нас классе примерно в девятом вместо занятий (чему мы, естественно, были рады) возили в музей Маркса и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • О редакторах

    ... она была из тех редакторов, которые правят "боевое слаживание" на "боевое складывание"... .. Перенесено из Dreamwidth.

  • Вокруг меня бегает КисёБасё и хулиганит

    Глядя на кошку, я не могу не думать, что ей всего год, и она спокойно может прожить еще лет пятнадцать. А я -- вряд ли. И опять мне не так страшно…

  • Запечатленное наследие классика

    Внезапно вспомнилось мне сегодня, как нас классе примерно в девятом вместо занятий (чему мы, естественно, были рады) возили в музей Маркса и…